Глава российского отделения производителя FIFA рассказал о создании главного продукта, жизни в России и лондонских грабежах.

Урожденный североирландец 20 лет живет в России, рулит местным отделением крупнейшей игровой корпорации планеты и всячески выбивает геймингу место под солнцем в индустрии развлечений. Станислав Курышев устроил ему допрос с пристрастием.

– Тони, с чего все началось и почему именно Россия?

– Я жил десять лет в Лондоне, там начал серьезно заниматься музыкой в сотрудничестве с Крисом Ри. Однажды одна российская девушка услышала какую-то из моих песен и пригласила в Москву на экскурсию. Я всегда мечтал посетить Россию: до этого жил в Северной Ирландии, учился в США, поэтому подумал – вау, это круто! А потом неподдельно, искренне влюбился в эту страну. Двадцать лет назад она была другой; особенности страны, типаж людей привел меня в восторг. Мне нужен был новый вызов, я понял, что могу найти здесь работу, и возможность переезда стала еще реалистичней, когда, вернувшись в Лондон, я обнаружил свой дом ограбленным подчистую. Все унесли: гитары, записи, оборудование, просто все. «Так, с меня довольно, – решил я. – Не собираюсь больше оставаться в Лондоне».

– До ЕА вы успели поработать в компании Dandy (не та, которая приставка, а та, что ответственна за жвачки Stimorol и Dirol). Ваша первая игра в жизни, случаем, не c «Денди» ли?

– В университетские времена я привык играть в аркады. Ну, знаете, такие большие бандуры. Так вот, Missile Command, пожалуй, мой абсолютный фаворит тех лет. Проиграл в нее кучу часов. Даже уроки пропускал ради этого. Сколько потратил на нее денег, даже и думать не хочу. Хотя таланта моих сокурсников хватило на то, чтобы взломать этот автомат, и мы просто жмакали на кнопку «Играть» без оплаты. Так что нам повезло, смогли почитерить.

– Так вот когда появились пираты!

– Да, это правда, пиратство пошло именно с игровых автоматов. Бывают, конечно, богатые студенты, только я к таким не относился. Но с тех пор я надолго завязал с играми – слишком много событий происходило в моей жизни, связанных с музыкой, построением серьезного бизнеса. Когда я присоединился к ЕА, первой игрой, которая появилась у меня на PlayStation 2 и в которую я мог играть часами, стала Black. Изумительный шутер, лучшая вещь с той платформы. Даже вот два года назад переигрывал в нее ради тех эмоций.

– Вообще какую платформу предпочитаете?

– На компьютере я играю исключительно во free-to-play, обычно лайтовый кэжуал. Играл, конечно, на Xbox 360 и PS3, а сейчас предпочитаю PS4. Последнее, что понравилось? Battlefield. Я большой фанат этой серии, правда, ужасный игрок в мультиплеер: меня обычно убивают в первые же минуты. Это бывает так: я сажусь играть, а потом какой-то школьник выпускает мне заряд в голову и, должно быть, злорадно хихикает: я убил его! Ну, сам знаешь, как это бывает. Ладно мультиплеер, но и сюжетные кампании я тоже люблю. История одиночной части Battlefield, по мне, одна из лучших среди подобных серий игр, а Bad Company – вообще отдельная песня. В нашей новой части – Hardline – есть и крутой сингл, и интересный мультиплеер. Один режим «копы vs плохие парни» уже о чем-то говорит. В эту игру, уверен, буду играть много и долго.

– Как думаете, почему футбол – самая популярная игра на земле?

– Ох, вот это трудный вопрос. Мы ведь выросли на нем. В детстве у нас было не так много денег… Если честно, у нас их вообще не было. Я рос в сложное для Северной Ирландии время, и единственной отдушиной, возможностью чего-то достичь был футбол. Мы хотели играть в любое время, на Рождество и в день рождения. Просто звали друзей и шли пинать мяч в парк. Ведь не было ни PlayStation, ни айпадов, ни телефонов. В то время именно футбол выполнял социальную роль. Не фейсбук, не Вконтакте – футбол. Причем не только в Северной Ирландии, а в большинстве стран. Посмотрите на Бразилию, страны Африки. Эта игра – важная вещь, объединяющая людей. И это не какой-нибудь американский футбол. Там вам нужно купить очень много различных дорогих штук, экипировки, чтобы не получить травму.

– Правда, что FIFA – самая продаваемая игра в России?

– Не только в России, но и во всем мире. Начать хотя бы с того, что это мейнстрим. Если у вас есть консоль, вполне вероятно, что вы купите FIFA. У 40 или 50 процентов игроков она есть.

– Нынешний кризис повлиял на игровую индустрию России сильнее, чем кризис 2008 года?

– На игровую индустрию скорее повлияли проблемы специализированного ретейла. Многие магазины и сети, специализирующиеся на продаже дисков – музыки, фильмов и игр, – ушли с рынка за эти несколько лет. Как же предоставить покупателю возможность приобрести товар? Методом цифровой дистрибуции. На нее мы быстро и перешли. Появился Origin, где мы начали продавать игры для ПК. Развитие цифровых продаж стало ключом в решении проблемы и моделью win-win для всех: потребитель мог приобрести игру одновременно с западными игроками, а для нас такая модель распространения игр стала более удобной и выгодной во всех отношениях.

– Ждете в этом году падения продаж игр по России?

– Нет, потому что сегмент развлечений должен быть на более успешных позициях, чем другие, он всегда нужен потребителю. К чему я: у вас может не быть столько денег, чтобы постоянно ходить куда-то отдохнуть, но вам всегда будет хотеться развлечь себя хотя бы дома. Посмотреть фильм или вот поиграть в игру. Поэтому игровая индустрия в известной степени защищена от нашествия кризиса.

– Я спрашивал с намеком на резкий рост цен на игры. Например, в Origin FIFA 15 стоит 1800 рублей, Battlefield Hardline – 2000. И это только стандартное издание. Полтора года назад я купил FIFA 14 за 1200 рублей и был уверен, что это очень дорого: на тот момент игры стоили существенно дешевле.

– Стоимость игр определяется инвестициями, которые ЕА вкладывает в свои игры – в разработку, локализацию и культурализацию. Например, мы лицензируем большинство футбольных лиг в FIFA, в том числе и российскую Премьер-лигу. Предоставление лучшего контента нашим игрокам отражается в том числе и в стоимости конечного продукта.

– Правда, что коробочные версии игр стали приносить гораздо меньше денег, чем электронные?

– Производство как коробочных, так и цифровых продуктов имеет определенную стоимость и связано с определенными затратами. Но для такой большой страны, как Россия, цифровая дистрибуция существенно упрощает доступность продуктов в день релиза для всех покупателей в любой точке страны. В любом случае в ЕА видят преимущество и там, и там, а вы это можете наблюдать в наших годовых отчетах.

– Проблема пиратства сейчас стоит не так остро, как в нулевые годы?

– Пожалуй, масштаб не особо поменялся. Важнейшая проблема пиратства – это не высокие цены на игры, а их степень доступности в момент релиза. Когда я пришел в EA, сразу поставил задачу грамотного перевода игр, их адаптации к России. И главное – попросил разработчиков релизить игры в России в тот же срок, что и на Западе. Никто не хочет покупать игру через полторы недели после запуска. Думаю, мы справились с этим. Однако всегда найдутся люди, которые захотят купить что-то где-то подешевле. Снижать цены еще больше? Нет, это бесполезно: вы никогда не предложите что-то дешевле бесплатного. Если игру можно скачать через торрент, то пиратство точно не победить путем снижения цен. Поэтому ЕА делает все возможное, чтобы минимизировать ущерб от пиратства качественной локализацией своих продуктов и одновременными релизами со всем миром.

– Кстати, о локализации. Почему в последнее время стало модным переводить игру лишь субтитрами, а не голосом?

– Это не со всеми играми так. У нас FIFA выходит с полной локализацией, Battlefield, некоторые другие. Все наши проекты, которые точно требуют голосового дубляжа, будут выходить с ним. Отдельно стоит сказать об RPG. Мы получаем от игроков тонны просьб оставить оригинальную озвучку и снабдить ее только субтитрами. Речь в первую очередь о Mass Effect и Dragon Age. Почему игроки хотят слышать оригинальную речь? Наверное, дело в особенности ролевых игр. Здесь и высокая степень погружения в мир, и легкость чтения субтитров без отвлечения от перипетий сюжета. Возможно, игроки думают, что другие голоса разрушат целостность восприятия игры.

– Часто играете в FIFA?

– Я играю в FIFA каждый год, но все равно я, наверное, худший игрок в FIFA на земле! В офисе, когда у нас есть возможность сыграть пару матчей, я проигрываю постоянно, совсем как новичок! Все-таки я фанат шутеров.

– Сейчас FIFA – безусловный лидер. Но в нулевых Pro Evolution Soccer легко давала прикурить конкуренту. Поняли ли вы, в чем игра Konami была лучше? Вообще можете сейчас сказать, почему осенью нужно будет купить новую FIFA, а не PES?

– Студия постоянно изучает, что не нравится потребителю, что работает недостаточно хорошо. Разработчики видят, если игрок запускает какой-то режим и бросает его, и пытаются понять причину. И надо сказать, что ЕА добилась очень хороших результатов, используя эту тактику. Именно поэтому FIFA сейчас является лидером – мы даем игрокам то, чего они ждут и даже больше.

– Недавно умер очередной игрок в World of Warcraft: один китаец проиграл подряд 19 часов. Были ли подобные случаи, например, среди игроков в FIFA?

– Нет, никогда о таких не слышал. Вероятно, это был чересчур увлеченный, страстный игрок. Таких много не только в Азии и не только в этой индустрии. Вспомните фанатов Apple, готовых неделю стоять в очереди перед запуском очередного iPhone, лишь бы купить его в числе первых. Чрезмерная увлеченность может не довести до добра, и это уже безумие. Тот парень, игравший 19 часов подряд, – никто не должен делать такие странные вещи. В любом деле важна мера.

– Учитывая взлетевшие цены, есть ли шанс, что FIFA в будущем станет фри-ту-плейной, питаясь лишь донатом? Или, может, ЕА придумает схему, по которой можно путем минимальной фиксированной платы апдейтить игру каждый год?

– Сложно прогнозировать, что может произойти через несколько лет, но я не думаю, что так будет. Ведь наша игра аутентична: достоверные команды, лиги, игроки, в общем, виртуальная связь с реальным футболом. Если я хардкорный игрок и болею за «Арсенал», я не хочу видеть в своей команде Робина ван Перси! Его уже там нет! Настоящий фанат FIFA наверняка не захочет играть составом двухлетней давности. Поэтому мы фокусируемся на инновациях и связи с реальным футболом, обновлениях в режиме реального времени и так далее. И, учитывая, что FIFA – это мировой лидер среди игр, предпосылок к тому, что ее перестанут покупать, нет.

– Некоторых игроков бесит, что в Ultimate Team – самом популярном режиме FIFA – есть некий баланс, когда урезают возможности твоей команды, чтобы игроки со слабыми футболистами не могли сразу проигрывать чуваку с условным Пеле в составе. Это так?

– Очень интересный и сложный вопрос. Давайте так: в реальном мире кто угодно может проиграть условному «Лестеру». Это бывает. Шоковые результаты случаются постоянно, вспомните хотя бы матч чемпионата мира Бразилия – Германия. Я не хардкорный игрок в FIFA, поэтому мне сложно комментировать эти данные. UT – очень популярный режим, который становится лучше каждый год. В конечном счете разработчики получают отзывы, у них есть данные об игроках, поэтому улучшения не за горами.

– Есть ли возможность позвать звезду мирового футбола в Россию на презентацию обложки FIFA 16?

– Могу точно сказать: нет. Было бы круто, конечно, но тогда нам придется увеличить стоимость игры вдвое, и в таком случае, возможно, нужная сумма у нас набралась бы через год. Лишние, нелогичные и противоречивые грамотному маркетингу вещи мы делать не планируем.

– Уже есть данные, кстати, кто будет на обложке будущей игры – мировой и российской?

– Да.

– Расскажете?

– Нет.

– Есть ли у Криштиану Роналду шанс когда-нибудь сместить Месси с обложки?

– Ха-ха. Никогда не говори никогда, но я не думаю, что ему это по силам.

– Какой ваш самый любимый спортсмен и клуб?

– Я большой поклонник таланта Лиама Брэди – ирландского футболиста, выступавшего в «Арсенале». Обожаю Денниса Бергкампа – по мне, это был артист с мячом. Мне очень нравился Тьерри Анри, пока он не забил с помощью руки в квалификации к чемпионату мира–2010. Напомню, тогда Ирландия лишилась честной возможности поехать на ЧМ. Я большой фанат «Арсенала». Когда он выбил «МЮ» из розыгрыша Кубка Англии, радости моей не было предела.

– Месси или Роналду?

– Оба гениальны. Невозможно разделить этих парней, опираясь на понятие глобального феномена. Считаю, у Месси природный талант, Роналду же пришлось над ним поработать. Так что с точки зрения естества таланта предпочитаю Лео, с точки зрения упорства, работы над собой – Роналду.

– Три игры от ЕА, в которые нужно непременно сыграть.

– Точно FIFA – как часть мирового ЕА-сообщества, Battlefield – по той же причине. А вот третья… Очевидными были бы названия типа Mass Effect, Dragon Age, но мне кажется, что третья игра должна отличаться от вышеназванных. Как Dead Space – нетипичная по отношению к мейнстриму. Не забываю и Black. Очень расстроился, узнав, что ее не собираются переносить на следующие после PS2 платформы.

– EA – это мировой бренд. Как можно устроиться работать в российское отделение и какими качествами нужно обладать?

– Зависит от того, что вы ищете. Если нам нужен коммьюнити-менеджер, он должен испытывать страсть к играм, ориентироваться в различных жанрах. Менеджерам по продукции и маркетингу необязательно быть игроками, хоть это иногда и помогает, – важно, что они знают свое дело. Вы хотите работать в отделе продаж – то же самое: можете не быть геймером, но коммуникабельность и профильные знания приветствуются. В моей команде случается не так уж много перестановок. Большинство людей работает вместе со мной много лет. Думаю, им не сильно хочется уходить из индустрии: это, как ни крути, отличный плацдарм и возможности. Хотя запросы по поводу работы в ЕА идут нескончаемым потоком на любую позицию. Если она у меня вдруг появится, нам точно не нужно будет идти на биржу труда, все резюме потенциальных кандидатов у нас есть.

Источник: Eurosport

Posted in Разное


Leave a Comment:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре × два =