Самая популярная футбольная игра в мире могла бы приносить топовым геймерам миллионы долларов, а приносит тысячи просмотров на YouTube и любовь школоты.

«В этом году мы не будем организовывать мировые финалы World Cyber Games. Так решил комитет WCG после изучения глобальных тенденций и бизнес-среды. Это шокирующая новость для вас, мы знаем», – говорилось в заявлении гендиректора WCG Брэда Ли, опубликованном два года назад.

Киберспортивные Олимпиады проводились на протяжении 14 лет. Лучшие геймеры мира выступали за свои страны в куче дисциплин – от гонок и файтингов до стратегий и футбола. Потом Samsung свернул финансирование, и ежегодные турниры накрылись: 1 декабря 2013 года – последний день в истории WCG. Больше всего от краха Cyber Games пострадали звезды FIFA: теперь эти люди меняются карточками Ultimate Team, кривляются на стримах и бегают по барам, участвуя в любых соревнованиях.

«Футбольные симуляторы – не киберспорт. В нынешнем виде они никогда не соберут полный стадион: публика скорее заплатит и посмотрит матч «Барселоны», а не батл королей FIFA. Если игра ничем не отличается от жизни, это плохо в киберспортивном плане, потому что реальность всегда интереснее», – объяснил менеджер Blizzard (Warcraft и другие игры) Артем Быков. Призовые на киберспортивных турнирах доказывают, что он прав. Прошлым летом дотеры (Valve) собрали 18-миллионный призовой фонд на The International, а осенью корейцы, выигравшие чемпионат мира по «Лиге Легенд» (Riot Games), не только заработали миллион долларов на команду, но и собрали 13-тысячный стадион в Берлине (вход – от 50 евро).

В FIFA (EA Sports) все держится на интересе игроков. Если верить сайту Esportsearnings, на турнире по FIFA World Cup 2002 разыграли 43 тысячи долларов, а 13 лет спустя сумма призовых на всех соревнованиях по FIFA 15 составила всего 143 тысячи долларов. Рекорд в истории серии – FIFA 2007, 220 тысяч долларов за 12 турниров. Это жуткий провал на фоне игр других жанров: у «Доты» – почти 56 миллионов долларов за 543 турнира, у «Лиги Легенд» – 26,6 миллиона долларов за 1644 турнира, у второго «Старкрафта» – 18,1 миллиона долларов за 3311 турниров.

Причина киберспортивной немощности FIFA – желание разработчика сделать игру реалистичнее. Каждый год нам рассказывают про новый движок, улучшенную графику и более правдоподобные прыжки вратарей. Каждый год EA Sports заливает видео с крутыми футболистами, на которых налеплены датчики: присоски нужны, чтобы в симуляторе движения игроков были такими же, как в жизни.

Каждый год FIFA на сантиметр приближается к настоящему футболу, но стопроцентной схожести не будет никогда. Матчи не растянутся на 90 минут, комментаторы не надиктуют миллиард словосочетаний, кочки на виртуальном газоне не продублируют пастбище в Самаре, компьютерные боллбои не затянут время, а судью никто не задушит. Если спросить у гендиректора EA Эндрю Уилсона, куда движется серия, он однозначно ответит что-то абстрактное. «Мы будем и дальше радовать всех поклонников футбола», – самая вероятная формулировка.

На самом деле, спасти FIFA не так сложно – нужно всего лишь отказаться от статуса симулятора, добавив киберспортивный элемент. Цель останется прежней – забить гол, но игра поменяется. Можно добавить турбопрорывы по флангу – такие, чтобы вингер мчался, как в Need For Speed. Можно вернуть сумасшедший огненный удар из FIFA WC 2002. Можно включить опцию заморозки защитника – его парализует на несколько секунд, а вы проведете атаку. Можно разрешить форвардам неестественно взлетать над штрафной, если подача слишком высокая. Вариантов – тысячи, но финты, десять лет назад скопированные из роликов Joga Bonita, остаются самым зрелищным атрибутом FIFA.

Компьютерная графика позволяет вытворять грандиозные вещи, а в EA Sports этого не понимают, поэтому тратят ресурсы на разработку женских и легендарных команд. Если интегрировать в игру суперсилу, киберспортивных соревнований для фиферов однозначно станет больше, а графика вообще отойдет на второй план: важнее будут обновления с новыми скиллами, выпускать которые можно хоть каждую неделю.

Шансы на то, что EA созреет на революцию, минимальны: канадцам важнее поставить на обложку Хамеса, потому что за четыре года публика устала от Месси. Зато Konami терять абсолютно нечего: если японцы выстрелят киберспортивным футболом, им простят и дикие фамилии, и кривое меню, и годы анабиоза.

Источник: Eurosport

Posted in Симуляторы


Leave a Comment:

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девятнадцать − 13 =

  • Roman Romanov

    Бредни сивой кобылы. Я например играю в фифа именно ради натурального живого симулирования. Для меня мало отличия, что смотреть барселону по телевизору или взяться за нее же виртуальную и самому творить. Всякие там замораживания бусты и прочее это в мобильные бум бич или клеш оф кленс, а здесь мяч, газон и команда. Насчет киберспорта тоже скажу ЕА тратит миллионы долларов на игру и получает тоже миллионы долларов за игру. Что им мешает часть дохода вложить в турниры?

    Ответить

    • Максим Степанов

      «В FIFA (EA Sports) все держится на интересе игроков», — твоя мысль есть в тексте. Но в киберспорте важнее не интерес самих игроков, а интерес публики: «Самая популярная футбольная игра в мире могла бы приносить топовым геймерам миллионы долларов, а приносит тысячи просмотров на YouTube и любовь школоты.»
      EA Sports что-то да вложила в так называемую FIFA Online. Можно ли это считать попыткой выйти на киберспортивный уровень — не знаю. Что это вообще было? FIFA для бедных?

      Ответить

  • Иван

    То, о чём пишет автор в конце статьи, частично было реализовано в FIFA 2002. Там присутствовали открываемые элементы, меняющие геймплей в комедийную сторону (у футболистов увеличивались головы в размере, мяч летал, будто сдутый и т.п.)

    Ответить